Общественное мнение

Рейтинг лучших брокеров бинарных опционов за 2020 год:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место по надежности! Лучший выбор для новичков.

  • Биномо
    Биномо

    2 место! 100% бонус к депозиту для новых трейдеров!

  • ФинМакс
    ФинМакс

    3 место! Хороший выбор для опытных трейдеров.

Общественное мнение

Это одна из моих любимых тем, ведь для людей, общественное мнение – это так важно, что они готовы из кожи вон лезть, чтобы должным образом его сформировать. Общественное мнение действительно имеет смысл, если вы собираетесь использовать это мнение в своих целях, например, заручиться поддержкой. Но если вы переживаете по поводу общественного мнения только потому, что оно создает у вас дискомфорт, то у вас определенно проблемы с правильным мировосприятием. Что вообще такое общественное мнение, как мы можем определить такое понятие? Кто-то скажет, что это коллективное мышление или точка зрения большинства, как бы объединяя сознание людей в единое целое. Только вот нет этого единого целого, нет мнения большинства, и нет никакого коллективного мышления, есть только стадный инстинкт, который всем этим управляет. На самом деле, есть только точка зрения одного человека, который убеждает остальных ее принять.

Есть мнение одного человека, которое берется на веру остальными и принимается как свое и есть решение одного человека, которое опять-таки является основанием для решения других людей. То есть, если у общества есть мнение касательно вашей личности, значит, есть и тот, кто его сформировал таким образом. Ну не станут все в одночасье думать одинаково, даже несмотря на то, что нас воспитывают подобным образом. Так или иначе, каждую ситуацию, как и каждого человека, мы видим по-своему, и определение человеку мы тоже даем свое. Только вот смелости на высказывание исключительно своей точки зрения, хватает далеко не у всех. И потому, порою проще принять чужую точку зрения, нежели осмелиться высказать свою, а то не дай бог настроишь остальных против себя.

Потому в обществе и преобладает точка зрения наиболее смелых и убедительных людей, которые берут на себя ответственность за так называемое общественное мнение, которое ни чем иным как принятым на веру стереотипом не назовешь. Да многие даже и понятия не имеют, почему они думают так, как думают, почему они определенного мнения о той или иной личности, и почему они вообще считают, что имеют свое мнение, отличное от чужого? Это не простой вопрос, во всяком случае для тех, кто старается во всем походить на окружающих, кто не достаточно уверен в себе. Вот и получается, что являясь жертвой общественного мнения, вы на самом деле являетесь жертвой мнения одного человека, который навязал его остальным. А если копнуть глубже, то вина за такое мнение ляжет в конечном итоге на вас, как на не достаточно уверенного в себе человека, который позволяет собой манипулировать не обществу как ему может показаться, а просто другому человеку.

Поменять общественное мнение относительно своей личности, по сути задача техническая, люди будут верить тому, что более убедительно звучит, нежели более правдоподобно выглядит. Что касается того, чтобы просто наплевать на общественное мнение, которое весьма нестабильно, то это безусловно очень мудрый способ не забивать себе голову лишними мыслями о тех, кто этого не заслуживает. Но это только в том случае, когда вы действительно не зависите некоим образом от того общества, мнение которого может быть использовано в ваших интересах, либо против вас. Допустим кандидату в президенты, крайне важно сформировать у общества положительное о себе мнение, хотя по определению ему на него наплевать, для него люди, лишь средства достижения своей цели.

И вам я советую придерживаться такой же позиции, ибо если вы не навяжете обществу свою точку зрения, сформировав тем самым его мнение, то это сделает кто-нибудь другой, сыграв на интересах этого общества. А если вы сами понимаете, что мнение каждого человека, отражает прежде всего его собственные интересы, то также должны понять и то, что есть только два варианта общественного мнения: либо оно навязано ему вами, и отражает ваши интересы, либо оно вам совершенно ни к чему, ибо уже не является для вас интересным. Общественное мнение также не отражает интересов общества на самом деле, как величина непостоянная, это мнение время от времени играет в интересах разных людей, которые умеют его формировать.

Вот и думайте после этого, есть ли смысл вообще задумываться о том, что о вас подумают другие или, что они о вас скажут, ведь что бы они не подумали и не сказали, вы от этого мало зависите. Если же зависимость все-таки есть, то вам надо работать в плане собственного роста, становясь более уверенным в себе и внедряя в сознание окружающих вас людей, свое понимание вещей. Так знаете ли, гораздо интереснее, нежели постоянно подстраиваться под мнение тех, кто даже не знает какое оно у него.

Общественное мнение как социальное явление Текст научной статьи по специальности « СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Михайлов Валерий Алексеевич

В работе определены место и роль общественного мнения в современной социологии

Похожие темы научных работ по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям , автор научной работы — Михайлов Валерий Алексеевич

Текст научной работы на тему «Общественное мнение как социальное явление»

II. СОЦИОЛОГИЯ И ПОЛИТОЛОГИЯ

УДК 316.32 В.А. МИХАЙЛОВ

ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ КАК СОЦИАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ

Самые надежные платформы для торговли бинарными опционами:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место по надежности! Лучший выбор для новичков.

  • Биномо
    Биномо

    2 место! 100% бонус к депозиту для новых трейдеров!

  • ФинМакс
    ФинМакс

    3 место! Хороший выбор для опытных трейдеров.

В работе определены место и роль общественного мнения в современной социологии.

Общественное мнение имеет долгую историю своего изучения. Г. Гегель, Г. Тард, Г. Лебон, Ф. Гольцендорф, А. Лоуэлл, У. Липман, Ф. Олпорт, Ю. Ха-бермас, П. Шампань и многие другие исследователи внесли свой заметный вклад в осмыс-ление природы общественного мнения и описание механизмов его возникновения и функционирования. В современных учебниках по социологии, социальной психо-логии, политологии и т.д. можно встрегитъ целые главы, посвященные данной тема-тике. Однако до сих пор научное сообщество не смогло выработать общепризнан-ной теории и общеупотребительной методологии в исследовании общественного мнения. Представляется, что определенного успеха в решении этой проблемы можно достичь путем выявления места и роли общественного мнения в структуре общественного сознания, путем сопостав-леш1я категориального содержания данного термина с другими, родственными ему понятаями.

Общественное мнение и массовое сознание. Б. А. Грушин определяет общественное мнение как один из способов существования массового сознания [1]. При этом специфика массового сознания усматривается в его многослойное™, многоярусности, многозначности и других бесчисленных «много-». В силу исходной аморфности массовое сознание не совпадает и в принципе не может совпасть ни с одним из известных видов сознания. В основном, это проистекает из особенностей его носителя: массовое сознание не привязано жестким образом ни к какому-либо индивиду, ни к ка- кой-либо большой или малой социальной группе.

Действительно, массовое сознание — это не сознание масс, но сознание массы. Масса, как носитель массового сознания, не структурирована и потому не может выступить в качестве активного субъекта . Именно в силу этого массовое сознание качественно отличается от всех иных разновидностей общественного сознания. Его суть — неявленность, тогда как природа того же общественного мнения состоит в преодолении этой неявленности, в переходе в другое состояние. Массовое сознание являет собой своеобразную «косную материю», где в непрояв-ленном (потенциальном, стихий-ном и т. п.) виде сосуществуют и ждут своего оформления все остальные формы бытия сознания. В этом смысле массовое сознание, как и понятие

* Любая дсмасскфикация массы ведет к демассовизации массового сознания. 22 Вестник УлГТУ 1/2001

«материя», — это одновременно всё (со-угцествование всех форм бытия сознания, т. е. их переплетенное, а не собственное бытие) и ничего, пустоота (проявленное сознание «уносит» с собой практически все категориальное содержание). Таким образом, в своем обнаружении (явлении) массовое сознание разрушает свою природу, теряет свою суть, самоуничтожается.

Существует множество способов обнаружения и проявления массового сознания. Общественное мнение выступает как один из таких способов преодоления неявленности массового сознания. При этом конкретные сциологические исследования выступают как один из наиболее известных способов развертывания общественного мнения, который, с одной стороны, высвечивает важные стороны возникновения и функционирования общественного мнения, а с другой — затемняет его природу и изначальную связь с массовым сознанием. В числе главных черт общественного мнения исследователи часто называют его постоянную изменчивость . Надо специально подчеркнуть, что в этом признаке общественош мнения как раз и находит свое яркое проявление природная связь дан-ною феномена с массовым сознанием. В самом деле, всякое индивидуальное сознание определенным образом «встроено» в сложную иерархию групповых сознаний, а любое групповое «мы» всегда входит в более широкое групповое «мы». В силу это- н) ни на минуту’ не прекращаются встречные потоки массовизации и демассовизащи индивидуального сознания, а также массификации и демассификании группового сознания. Любое же омассовление сознания имеет тенденцию к его поглощею, а в конечном итоге — растворению в массовом сознании.

Противоположный процесс протекает в разных формах (индивидуализация, онаучивание, образование и иные формы преодоления усредненности и ано-нимности). Воплощение массового сознания в мнении определенного субъекта (пускай и коллективного, как это бывает в общественном мнении) эго уже про-цесс преодоления аморфности и массовидности. Поэтому перевод массового сознания в общественное мнение с помо-шью подготовленного перечня вопро-сов и вариантов ответов на них составляет один из эффективных способов де-массовизации индивидуального и демассификации группового сознания. Одна-ко надо помнить, что преодоление массой своей массовидности никогда не до-водится до конца, так как происходящие демассовизация и демассифика-ция осуществляются в иной, но также в массовидной форме.

Общественное мнение и индивидуальное сознание. Изучение общественного мнения с помощью методологии общего и единичного наиболее точно отражает противоречивую природу этого феномена. С одной стороны, общественное мнение есть «совокупное суждение», т.е. имеет коллективный характер. С другой — для его выражения требуегся личное участие каждого участника, иначе оно останется невыраженным, невыявленным. Без индивида общественное мнение не функционирует, так как нужно его личное участие в оценке со

*Всестороннес описание механизма этой изменчивости и есть практическое выя&чение природы общественного мнения.

бытии, которое и является исходной (но не конечной) точкой развертывания общественного мнения. Однако: высказываться в общественном мнении индивид вынужден не по всем его лично волнующим, а только по социально значимым вопросам «установленной повестки дня»; отнюдь не по всем вопросам индивид имеет собственное мнение, поэтому ему волей-неволей приходится обращаться за ответом к тому же общественному мнению; к тому же выражать свое личное мнение ему приходится публично, что заставляет его говорить не только по чужому поводу и по чуждой ему тематике, но еще и «чужим голосом» (заемными мнениями и ходячими клише) и пр. Таким образом, личностный компонент общественного мнения (как, впрочем, и коллекгивный компонент) носит двойственный характер: массовое сознание с помощью совокупности конкретны индивидуальных сознаний превращается в общественное мнение, но при этом само индивидуальное сознание деперсонолизируется (о чем красноречиво свидетельствует термин «личина», являющийся важнейшим значением понятия «личность»).

В общественном мнении индивидуальное и коллективное нераздельно слиты и представлены в особом состоянии, качественно отличающемся как от индивидуального, так и от массового сознания. Отсюда известные и извечно неразрешимые вопросы: высказываемое респондентом мнение отражает его личное убеждение (знание, оценку и т.д.) или чужую точку зрения (моду и т. п.)? Обсуждаемая проблема волнует его лично или она навязана ему интервьюером и СМИ? Специфика взаимосвязи единичного и общего в общественном мнении вытекает из того, что здесь нераздельно слиты процессы духовного производства и информационного потребления (талант и почитатели, эксперт и публика и т. д.). Причем, при анализе этих процессов в применении к общественному мнению приходится говорить не просто об одностороннем манипулятивном влиянии одних людей на других, а о своеобразном соучастии и даже сотворчестве всех сторон. Итак, диалектика общего и единичного вполне адекватно представляет публично-частную природу общественного мнения, о которой так удачно писал Г. Гегель в «Философии права»: именно в общественном мнении «каждому открыта возможность высказывать и утверждать значимость своего субъективного мнения о всеобщем» [2.347]. Уже одно то, что индивид сознательно и добровольно делегирует (на выборах или путем КСИ) свое личное мнение в «коллективное суждение», делает последнее сверхличным и наделяет его адаптивной, консультативной, регулятивной и прочими функциями. Однако автономность индивидуального сознания из-за этого не исчезает, ведь именно конкретному индивиду, в конечном счете, ‘принадлежит инициатива присоединять свой голос к коллективному хору или дистанцироваться от него.

Противоречивая природа общественного мнения проявляется в самых разных ипостасях и поэтому ускользает от категоризирующей фиксации

характерных признаков данного явления. Например, оно выступает одновременно как коллективное суждение и важнейший социальный институт: на выборах и референдумах вердикт общественного мнения является окончательным и обжалованию со стороны отдельных личностей и их I рупп не подлежит. Но при этом общественное мнение всегда является да-леко не единственной формой коллективного суждения и отнюдь не единственным социально-политическим институтом, участвующим в регулировании общественных отношений.

Характерно, что и второе ключевое слово разбираемого термина «мнение» имеет разные и даже прямо противоположные значения («мнить» в общественном мнении — возомнить о себе, но при этом сомневаться в значимости и правильности собственного мнения об окружающем мире и о самом себе). Таким образом, общественное мнение — это вечное со-мнение, в котором совместное мнение имеет тенденцию преодолевать сомнение в адекватности индивидуального мнения. Поэтому динамика любого общественного мнения имеет однотипную структуру: хаотичные индивидуальные мнения (чувственно-эмоциональный компонент общественного мнения) упорядочиваются определенной идеей (КПРФ: «раньше было лучше»; СПС: «раньше было хуже» и т. д.) или какой-либо коллективной установкой (когнитивный компонент общественного мнения).

Общественное мнение и идеология. Общественное мнение (по своей природе) представляет собой оценку событий и лиц, что подразумевает наличие мотивирующего включения реальных потребностей и интересов то- I о или иного индивида. При этом общественное мнение (по своей природе) представляет собой коллективную оценку, что требует одновременного корректирующего подключения групповых потребностей и интересов. г.)тим и определяется значение и роль когнитивного элемента общественного мнения; давая оценку событиям и лицам от лица коллектива, любая идеологема тем самым объединяет и концептуализирует интересы того или иного сегмента общественности, формирует ценностную установку. Коллективный когнитивный компонент выступает посредником при объединении индивидуальных мнений. Тем самым он уравнивает и соединяет индивидуальные потребности, формирует коллективные и деформирует- инди-видуальные интересы, катализирует чувственно-эмоциональное поле индивидов и массы, канализиру-ег их побуждения к действию. В целом с его помощью происходит легализация и легитимация узкогрупповых интересов и потребностей, которые кладутся в основу формирующегося общественного мнения.

С точки зрения классического марксизма, любая идеология представляет собой ложное сознание, которое, будучи частным по своей природе, приписывает себе статус всеобщности (выдает частные интересы за всеобщие). Отсюда самодостаточность любой идеологии и претензия на абсолютную истину. *То. что «изм» может рождаться в лоне политической партии или в креативном отделе рекламного агентства, не меняет сути дела: механизм воздействия один и тот же.

И действительно, механизм формирования общественного мнения во многом усгроен «идеологически»: с одной стороны, общественное мнение выступает как «суждение», т. е. в форме познавательного процесса (иметь мнение — мнить, ду-мать, полагать, иметь убеждение), с другой — эта «знаниевая» форма освоения действительности предстает отнюдь не в виде науки, но в виде веры (иметь мнение — мнить, верить и сомневаться одновременно).

Таким образом, мысль-cogito («человеческое», субъективированное, эмпирическое знание) не имеет ничего общего с мыслью-^сшБ («божественное», объектив-ное, научное знание), так как являегся мыслью, которая выражает оценку. Общественное мнение с помощью идеологемы обретает нормативность, а с нею — устойчивость и организованность. Без «изма» общественное мнение оставалось бы всего лишь общественным настроением, т.е. вечно колеблющимся чувственно-эмоциональным массивом массового сознания. Общественное мнение как целостность может существовать только в условиях логицирующего воздействия его когнитивного ядра. Кстати, действия специалистов в области КСИ в известной мере можно уподобить воздействию на общественное мнение его когнитивной доминанты: составление вопросов и вариантов ответов на них — .’это и есгь своеобразная «идеологизация» («причесывание мыслей и чувств» респондентов). Ведь любой вопрос — это предложение, которое выражает недостаток информации об объекте и тем самым призывает к ответу, преодолению этого недостатка. Вопрос не есть суждение, ибо последнее является утверждением или отрицанием о действительности. Поэтому вопросник — это ‘Го, что продуцирует и будит общественное мнение, вырывает из хаоса массового сознания и конституируег его как самостоятельное социальной явление.

Место и роль когнитивного ядра общественного мнения похожи на место и роль идеологии в структуре общественного сознания. Сравним функции «изма» в отношении политической жизни общества и общественного мнения соответственно, отталкиваясь от понимания общественного мнения как «выраженного в форме определенных суждений, идей и представлений отношения к явлениям или проблемам социальной жизни, затрагивающим общие интересы» [3. 302-303].

Можно видеть, что буквально все ключевые слова данного определения напрямую соотносятся с идеологией, вернее, с характером и способом ее воздействия на индивидуальное сознание. Чтобы «выразиться» (да еще в форме общезначимых идей и суждений, да еще по поводу социально важных проблем), личному мнению приходится в своем «отношении» преломиться через «общие интересы», чьим единственным выразителем и является та или иная идеологе-ма. Таким образом, выражение собственного мнения совершается путем коллективного отражения действительности. При этом «изм» не только отражает действительность (когнитивная функция), выражает узкогрупповые интересы (репрезентативная и артикуляционная функции), но и заражает массы (интегратив-ная и мобилизационная функции).

Репрезентация общих интересов осуществляется разными способами. Наиример, это «представление» (действительное или ложное) может происходить стихийно (снизу) или искусственно (сверху). «Изм» призван отобрать общезначимое, зафиксировать массовое внимание на определенных событиях и лицах, заострить ту или иную проблему, т. е. зациклить ипимание общественности на избранной тематике. Тем самым любая идеологсия придает знаниевой форме познавательного отношения к действительности субъективно-эмоциональную окраску, т. е. задает ненейтральный характер отношения к действительности (со знаком «плюс» или «минус»), Формируется избирательное отношение к действительности, при котором оценка события осуществляется ранее поступающего знания о нем.

Подобное (незнаниевое, сверхзнаниевое и т. д.) отношение к действительно-| предопределяется формой этого отношения (коллективное знание, коллекчтения воля, коллективное действие и т. п.), которая, в свою очередь, задает но- ную структуру объединения индивидуальных знаний (сознаний) в общественном мнении. Интегративная функция «изма» заключается в превращении массы (выделении из нее — на каком-либо основании — отдельной социальной группы, Ста-поиящейся носителем определенного общественного мнения). Общественное мнение как абстрактное общее (ничье персонально) только под ориентирующим воздействием «изма» становится конкретным всеобщим, т. е. материализуегся, оформляется, становится общественным мнением как таковым. Далее. Когнитивный компонент общественного мнения обеспечивает вразуми- альное «общение» неразумных (эгоистичных, невербальных и т. п.) индивиду-альных потребностей и интересов. Отсюда его артикуляционная функция: только с помощью вербальных средств возможно осмыслить и, главное, вынести на всеобщее обозрение невидимое общее (коллективные интересы, ценности, запросы), т.е. выразить невыразимое. Здесь и призываются к жизни «лидеры мнений» для толкования и оформления коллективного смысла выдвигаемых положений.

Артикуляционная форма общественного мнения вообще требует отдельного анализа. Согласно Ю.С. Степанову, индоевропейский корень слова «слово» (*к1еи) изначально объединял в себе концепты действия говорения и слушания: «слово» — это и славить, слыть, слышать, но это и словословить (говорить), слушать [4. 246-280, 318-362]. Таким образом, слово принадлежит «круговороту общения». В нем есть сообщение, общение, обобщение, приобщение, замещение и все прочие вещи, включаемые в качестве отдельных компонентов в процесс формирования общественного мнения. Артикуляционный строй общественного мнения («Говорят. ») принципиально не эгоцентричен. Индукция здесь явно преобладает над дедукцией. Круговорот говорения и слушания — важней шее свойство общественного мнения.

Порожденный массой «изм» распространяется и усваивается индивидами, трансформируя категориальный состав их мыследействия. Подобное опредмечивание индивидуал ных потребностей лежит в основе нормообразующего

воздействия общественного мнения, так как «изм» придает смысл неиндивидуальным потребностям, интересам и действиям. Обретенный единый смысл предполагает единую форму деятельности. В этом проявляется мобилизующая функция когнитивного элемента общественного мнения. «Изм» провоцирует высвобождение затаенных желаний и домыслов, собирает их вместе, преобра-зует в удобоваримую форму. Тем самым он способствует не только выработке коллективного мнения, но и формированию коллективной воли и проявлению коллективного действия.

Согласно классику, когда идеи овладевают массами, они превращаются в материальную силу. При этом (а складывание общественного мнения — лишь один из многочисленных примеров таких процессов) происходит тотальное превращение: а) превращение массы: из неоформленного конгломерата индивидов она превращается в четко обозначенную социальную группу (демассификация массы); б) превращение «изма»: субъективная идея (плод личностной абстракции) обрегаег самостоятельное надличностное бытие и в результате этой материа-ли-ации получает неограниченные возможности воздействия на отдельные индивидуальные сознания; в) превращение индивидуального сознания: индивидуальные потребности и интересы разбавляются и корректируются коллективными, что приводит к «коллективизации» индивидуального мыследействия (чувственно-эмоциональное поле индивида, минуя индивидуальный разум, отныне замыкается напрямую на коллективный «изм»: повышается внушаемость и т. д.). Когда же индивидуальные «я» становятся максимально экстравертивны-ми, общественное мнение какой-либо социальной группы (например, объятой этноцен тризмом) — исключительно шггровертивным. Таким образом, здесь наблюдается «абстрактное» восхождение от абстрактного к конкретному: индивид и его личные беды и проблемы, массовизируясь, из конкретных превращаются в абстрактные, а абстрактные коллективные интересы и потребности, ато-мизируясь, напротив, превращаются в конкретную идею, конкретную цель, конкретное действие. Налицо гипостазирование, опредмечивание абстрактных сущностей, приписывание им реального существования.

1.Грушин Б.А. Массовое сознание. — М.,1987.

2.Гегель Г.В.Ф. Философия права. — М.,1990.

3.Словарь практического психолога. — Минск, 1997.

4.Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. — М., 1997.

Михайлов Валерий Алексеевич, доктор философских наук, профессор, зав. кафедрой «Политология и социология» УлГТУ. Имеет 120 публикаций в области философии, политологии, социологии, социальной психологии.

«Общественное мнение, или Власть цифр»

Из новостей мы периодически узнаем результаты опросов общественного мнения. В частности, они становятся источником информации об обществе и политике: отношение народа к власти, предварительные данные о количестве избирателей, готовых поддежать того или иного кандидата. Однако делать выводы с опорой на общественное мнение необходимо осторожно. Можно ли доверять опросам, если в их результаты верится все труднее? Почему мы рассуждаем о настроениях всей страны, опросив пару-тройку тысяч человек? В книге Григория Юдина «Общественное мнение, или Власть цифр» (издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге) рассказывается о том, откуда взялось понятие «общественного мнения», как менялось его значение и способы измерения и каков его вклад в развитие демократии. N + 1 предлагает своим читателям ознакомиться с отрывком, посвященным природе опросов общественного мнения и объясняющим, почему социология не занимается его изучением.

Социология против опросов общественного мнения

Когда индустрия исследований общественного мнения только формировалась, резкую критику опросов начали высказывать социологи. Как уже ясно из сказанного выше, опросы опирались отнюдь не на социологическое знание. Довольно быстро стало очевидно, что опросы представляют собой скорее конкурирующий подход к получению знания об обществе, а главное — они основаны на другом взгляде на организацию общества. Именно идея общества как агрегата, состоящего из изолированных голосующих индивидов, стала предметом атаки социологов.

Еще в 1947 году Герберт Блумер, бывший тогда президентом Американской социологической ассоциации, обратил внимание на то, что в индустрии опросов нет никакого внятного определения ее ключевого термина «общественное мнение». Как заметил Блумер, фактически считается, что «общественное мнение есть то, что изучают опросы общественного мнения». Когда есть цифры опроса, мы автоматически исходим из того, что они описывают некое стоящее за ними «общественное мнение», хотя принципы научного исследования явно требуют сначала определить объект изучения, а потом уже его измерять. Измерительный прибор покажет нам какой-нибудь результат, даже если просто размахивать им наугад, но откуда мы знаем, что именно мы измеряем?

Опросы выдают за общественное мнение сумму индивидуальных высказываний. Однако образ мнения, складывающегося из агрегирования высказываний отдельных индивидов, противоречит всему, что социология говорит нам об устройстве современного общества. Реальными единицами общественной жизни являются организованные группы: сообщества, организации, клубы, семьи, партии, банды, компании, классы — именно эти образования формируют и выражают мнение по тем или иным вопросам.

В зависимости от ситуации мнение одних из них важно и влияет на направление изменений в обществе, а мнение других несущественно или вовсе отсутствует. Аналогично, внутри этих групп одни индивиды оказывают определяющее влияние на принимаемые решения и действия, а другие — не оказывают никакого и вообще могут не иметь по множеству вопросов собственного мнения. Путем суммирования мнений случайно отобранных индивидов об этих реальных общественных тенденциях ничего узнать нельзя.

Атака Блумера на опросы общественного мнения обозначила размежевание академической социологии с исследованиями общественного мнения. У самих поллстеров аргументы Блумера не вызвали большого интереса. Отчасти это связано с тем, что они никогда не сомневались в объективном существовании общественного мнения. Поэтому простой опрос индивидов вполне может сгодиться для оценки общественного мнения, даже если Блумер и прав в том, что общественное мнение формируется группами, а не отдельными людьми.

Принципиальный недостаток опросов общественного мнения — особенно в их нынешнем виде — заключается в процедуре построения выборки. Применяемая в них сегодня процедура построения выборки вынуждает рассматривать общество, как если бы оно было собранием разрозненных индивидов. Общественное мнение, в свою очередь, считается количественным распределением индивидуальных мнений. Такой подход к обществу и такой взгляд на общественное мнение следует признать откровенно нереалистичными… Тот простой факт, что опрашиваемый либо высказывает, либо не высказывает мнение, совершенно не говорит о том, участвует ли он в формировании общественного мнения, функционально выстраиваемого в обществе. И что важнее, даже если выборка содержит индивидов, участвующих в формировании общественного мнения, это не дает никакой информации об их роли в этом процессе.

Но еще важнее то, что политическая реальность либеральной демократии в ХХ веке быстро менялась, и не в последнюю очередь благодаря опросам. Тот образ общественного мнения, который защищал Блумер, постепенно исчезал из американской политики. Структурированные группы и сообщества, которыми всегда была сильна Америка, медленно теряли свою силу, и вместо них на политическую сцену вышел тот самый агрегат индивидов, который имеется в виду в опросах. В результате аргумент Блумера начал работать против себя: ровно по тем причинам, по которым он отказывался считать цифры опросов «общественным мнением», теперь стало невозможно спорить, что общественное мнение превратилось именно в цифры опросов. Почему опросы так удачно почувствовали ветер перемен демократической политики и куда этот ветер дует — на этот вопрос я отвечу позже, в главе III.

Если Блумер обрушил свою критику на опросы, когда они только входили в политическую жизнь, то Пьер Бурдьё в 1972 году имел дело с практикой, без которой общество стало уже трудно помыслить. Свое возражение он сформулировал еще более резко, чем американский социолог: знаменитый доклад Бурдьё получил название «Общественное мнение не существует». Опросы претендуют на отражение некой объективной реальности, однако этой реальности просто нет.

Здесь стоит обратить внимание на то, чему именно Бурдьё отказывает в существовании. Смотря на результаты опросов, мы обычно исходим из того, что все опрошенные как-то размещают себя в пространстве возможных ответов на тот или иной вопрос — что у каждого из них имеется мнение, которое ждет того, чтобы быть высказанным. В худшем случае тот, у кого нет мнения, честно выберет вариант «затрудняюсь ответить».

Бурдьё, впрочем, обращает внимание на то, что далеко не у всех индивидов есть мнение по заданному вопросу — хотя у них может быть ясное мнение по вопросам, которые не задаются. Далее, люди могут совершенно по-разному понимать одни и те же вопросы в зависимости от своего положения на социальной лестнице. К примеру, высшие классы обычно лучше разбираются в политике и яснее понимают, что́ интересует опросную компанию. Низшие классы те же самые вопросы могут интерпретировать по-своему, не подозревая об их политическом смысле и последствиях * .

Иными словами, «электоральная философия», которой мы руководствуемся при восприятии опросов общественного мнения, не имеет ничего общего с тем, как мнение устроено в действительности. Выборы — крайне неудачная метафора для описания общества. Люди вовсе не являются избирателями, которые по всякому вопросу имеют сложившееся мнение (или хотя бы имеют мнение, что они не имеют мнения). Сам по себе факт задавания вопроса (и последующей публикации результатов опроса) существенно меняет представления о том, что является общественно значимой проблемой, а что нет. Опрос отнюдь не нейтральный инструмент, он сам производит общественное мнение самим фактом своего появления.

Таким образом, Бурдьё вовсе не хочет сказать, что общественное мнение — это какая-то химера, которая не имеет никакого значения. Смысл его утверждения состоит в том, что общественное мнение сегодня не существует до опросов и независимо от них. Оно появляется как артефакт, порожденный опросами, и после этого начинает играть ключевую роль в политике. Можно сказать, что результаты опросов общественного мнения обладают перформативной силой * .

Социологическая критика обращена против той модели общества, которая предполагается в опросах общественного мнения — модели изолированных индивидов, обладающих мнениями. Социология оперирует более сложными моделями человеческой социальности. Поэтому вплоть до сегодняшнего дня в социологической литературе понятие «общественное мнение» встречается редко, а цифры опросов общественного мнения если и используются, то для иллюстрации — им обычно предпочитают данные специализированных исследований. Социология и исследования общественного мнения существуют параллельно друг другу, практически не встречаясь.

Социологическая критика ориентирована преимущественно на опросы, основной метод исследователей общественного мнения. Однако в индустрии общественного мнения используются и другие методы. После опросов второй по известности среди них — фокус-группы, коллективные беседы, которые позволяют смоделировать формирование позиций в ходе обычного обсуждения между людьми (дискуссию направляет исследователь-модератор). Фокус-группы также изначально имели политические цели — они возникли для оценки эффективности пропаганды, но достаточно быстро вызвали интерес у социологов.

В 1941 году исследователь коммуникаций Пол Лазарсфельд позвал к себе домой в Нью-Йорке для знакомства теоретика Роберта Мертона — будучи уже известными в науке фигурами, они работали в одном университете, но никогда не встречались. Однако еще до того, как Мертон с супругой вошли в дом четы Лазарсфельдов, там раздался звонок — хозяина срочно вызвали в Бюро военной информации, для которого он тестировал пропагандистские материалы. Лазарсфельд не нашел ничего лучше, как взять Мертона с собой и показать ему технологию собственного изобретения. Небольшая тестовая группа смотрела ролик, нажимала на кнопки «нравится» или «не нравится», а потом интервьюер уточнял с людьми их реакцию. Разговор был довольно формальным и напоминал обычный опрос, производившийся с несколькими респондентами в одном помещении. Мертон тут же понял, что можно получить гораздо больше информации, если начать спрашивать людей о мотивах их реакций и пытаться понять их причины. Так появилось «фокусированное интервью», получившее значительное распространение как метод в социологии. Позже пришла мысль усилить взаимодействие между членами мини-группы, и возник термин «фокус-группа», а в 1970-е годы метод стал популярным в исследованиях потребителей и общественного мнения.

За фокус-группами и опросами стоят несколько разные взгляды на общественное мнение. Если опросы подходят к общественному мнению как к заранее определенным мнениям индивидов, которые в сумме дают народную волю (та самая «электоральная философия», которую критикует Бурдьё), то в фокус-группах сильнее элемент буржуазной теории общественного мнения. Представление о том, что общественное мнение вырабатывается в рамках дискуссии, в некоторой степени отсылает к идеалам философов Просвещения. Впрочем, уже тот факт, что фокус-группы были придуманы для разработки и тестирования пропаганды, показывает ограниченность такого взгляда. Для исследователей общественного мнения оно чаще выступает скорее пассивным зрителем, который просто принимает посылаемые ему сверху сигналы.

Существуют и иные подходы к использованию фокусгрупп. Американский политический теоретик Джеймс Фишкин предложил для выяснения и, что очень важно, формирования общественного мнения заменить привычные опросы группами, где будет осуществляться делиберация * по значимым общественным проблемам. Такие группы тоже фактически представляют собой фокусированное групповое интервью. Таким образом, Фишкин отказывается от того, чтобы полагаться на «сырое» общественное мнение, и предполагает сделать его «очищенным» — повысить осведомленность людей о проблеме и вариантах ее решения. Кроме того, в отличие от модели Гэллапа здесь общественное мнение не формируется как сумма индивидуальных мнений, а является свойством коммуникации в группе.

Впрочем, модели Фишкина пользуются интересом не в социологии, а в политической теории и политической науке. Нельзя сказать, что общественное мнение не представляет для социологии интереса. Просто социология общественного мнения не относится к нему как к чему-то объективно существующему заранее, что нуждается только в измерении, а наоборот — исследует механизмы его производства. Главным механизмом такого рода являются именно опросы.

Подробнее читайте:
Юдин Г.Б. Общественное мнение, или Власть цифр / Григорий Юдин. — СПб. : Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2020 — 174 с.: ил. — [Азбука понятий; вып. 11].

Брокеры бинарных опционов на русском языке:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место по надежности! Лучший выбор для новичков.

  • Биномо
    Биномо

    2 место! 100% бонус к депозиту для новых трейдеров!

  • ФинМакс
    ФинМакс

    3 место! Хороший выбор для опытных трейдеров.

Добавить комментарий